Главная О нас События Арт-Медиа Мысли Ку.Группа "А" Статьи Мы

ПАРТНЕРЫ

arkan
Grand Hotel Europe
Akademika
Кафе "Mesto"
Korovabar
Дегтярные Бани

Новости

Северный Пиросмани 16 июля 2018

Северный Пиросмани

 

 

 

Потрясающий ненецкий художник Константин Панков (1910–1941), основатель «северного» стиляочень искренний, нежный и тонкий колорист. Как профессиональный художник он работал всего семь лет, а если исключить из них четыре года студенчества, то и вовсетри. Он погиб в 1941 году на Волховском фронте, куда ушёл служить снайпером, в возрасте тридцати лет. В этом году ему исполнилось бы сто восемь лет.

К сожалению, в сегодняшней России имя Константина Панкова мало кому известно. Между тем, в 1937 году, когда его работы были представлены на парижской Всемирной выставке, тысячи зрителей приходили в полный восторг, когда видели среди картин других северных художников полотна неизвестного самородка. Та экспозиция стала откровением и потрясением для избалованной парижской публики. Тогда Константина Панкова удостоили Большой золотой медали, а сегодня он прочно занимает место в одном ряду с великими примитивистами Анри Руссо и Нико Пиросмани.

А началось всё с того, что советская власть озаботилась подготовкой партийных функционеров для Севера и Дальнего Востока: самых способных мальчиков и девочек из дальних краев отправили учиться в столицы, сначала в Москву, потомв Ленинград, в Институт народов Севера. Это был самый грандиозный проект советской власти и один из самых удачных, правда, просуществовал он всего пятнадцать лет, с 1926 по 1941 ­год. С началом войны монастырский корпус Александро-Невской Лавры, в котором располагался ИНС, передали военному госпиталю, а все бумаги и институтский архив временно разместили в одном из деревянных строений. Это строение вскоре сгорело вместе со всеми бумагами и картинами. Архив можно было спасти, если бы его тогда передали в Эрмитаж, как предлагал директор института, но вышестоящее начальство побоялось «как бы чего не вышло», поскольку в то время шла бурная кампания против формализма, авангарда и примитивизма, всего непонятного простому народу. «Детские» рисунки спасать было глупо, с точки зрения власти, когда в стране шла война. Но до войны в художественных мастерских ИНС учились сто пятьдесят северян. Их преподавателями были настоящие подвижники, которые ставили цель даже и не научить, а просто не мешать раскрываться талантам. Большинство из этих северян, в том числе и Константин Панков, были художниками еще до того, как начали учиться.

Преподаватели не водили их в Эрмитаж, не заставляли рисовать гипсовые фигуры и не показывали работы прославленных мастеров мировой живописи. Они боялись спугнуть детский свежий взгляд на мир, в котором жили песня, сказка, чудо природы и глубокая народная традиция. После окончания института в 1938 году Константина Панкова, единственного из потока, оставили в аспирантуре. К тому времени его стиль сложился, и уже было не опасно показывать молодому художнику японские миниатюры, Рембрандта, импрессионистов и других великих мастеров из боязни, что он начнет им подражать. Почти детские, наивные рисунки Панкова, особенно последних лет, дышат первозданностью и красотой северной природы, которую он знал, любил, чувствовал и передавал в легких, мягких, лиричных, нежных и ярких акварелях, выстроенных по музыкально-цветовому принципу.

Панков не писалон пел, перекладывая песню на язык красок и цвета. В его картинах отсутствуют острые углы, вся природа соткана из больших и маленьких волн. Для него природаэто один огромный Океан, в котором горы, деревья, поля, реки и озера плавно качаются в его музыкальных ритмах. Охотник и рыболов, большую часть жизни занимавшийся промыслом, Панков не выделял человека из природного потока, он самего часть. Когда­ на выставках­ его хвалили, он только спрашивал: «Вам действительно нравится моя природа? Правда, красиво?» Константин Панков ничего не приписывал себе и никакой стиль сознательно не выбирал. Он просто писал, писал так, как видел, как чувствовал, а видел он совершенно иначе, чем большинство художников. Его пространствоживое, оно дышит и всё вмещает на одном­ листе. Это цельный кусок реальности, в котором всё рядом и все вместе: горы, деревья, человек, олени, птицы, деревья... Это всёединый живой поток, в котором человеклишь маленькая, едва заметная на фоне грандиозного пейзажа фигурка, занимающая совсем незначительное место, такое, какое ему и подобает. Сюжеты Константина Панкова на первый взгляд мало отличаются друг от друга: жизнь простого народа,­ охотника и рыболова, его отношения с природой, с лихвой одаривающей каждого своими богатствами. Но природа его Севера завораживает игрой цвета, с помощью которого художник размышляет о своём крае. Листья на деревьях то красные, то зеленые, то голубые, то белые, так же, как и стволы деревьевто коричневые, то жёлтые, то сиреневые. Так художник создаёт­ свой космос, свой мир, свой Север, в котором всё живет по естественным законам, всё имеет свою душу: населяющие ее люди, горы, звери, реки, деревья... Панков смог органично соединить традиционный фольклорный взгляд с достижения живописи XX века. Когда я гляжу на картины этого художника, мне вспоминается Брейгель («Зима. Охотники на снегу»), которого вряд ли знал Панков.

Их роднит ощущение вселенского­ единства, в котором человеквеличина малая. И тот, и другой смотрят на мир и природу как бы с высоты Всевышнего и потому достигают уровня глубокого философского обобщения и выражения идеи космичности.

Картин Константина Панкова сохранилось очень мало: только те, что попали ещё при жизни художника в руки коллекционеров, друзей и знакомых, или те, что были куплены музеями. Его акварели были у Каверина, Соколова-Микитова, Саянова, Гора и других. Сегодня известно около двадцати полотен художника, самые знаменитые из которых «Весна», «Охотник», «Синее озеро», «Волны», «Горы играют», «Охота», «Оленья упряжка», «Рыбная ловля», «Ловля птиц», «Охотники». Самая большая коллекция (шесть картин) собрана усилиями музейного работника города Тюмени Натальей­ Николаевной­ Федоровой. Она двадцать лет разыскивала материалы о художнике, большая часть которых сгорела в том пожаре. Кстати, когда в 1982 году Федорова хотела писать выпускной диплом по примитивистам, тему ей не утвердили, заявив, что это примитивизми всё.

А имя художника стало известно общественности благодаря биографической книге Геннадия Гора, которой он сопроводил альбом Константина Панкова, выпущенный в 1973 году. Писатель и поэт знал художника ещё по ИНС, приятельствовал с ним, часто беседовал, сохранил много его работ.

Тина Гай

http://sotvori-sebia-sam.ru

Создание сайта - iFrog

Создание сайта - iFrog

© 2011-2012 “ARTWAY”

e-mail: f-art8@mail.ru

Учредитель и главный редактор: Башкиров Сергей Геннадьевич, тел.:+79119704070

адрес: Санкт-Петербург

телефон: (981) 709-79-49

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «ARTWAY» обязательна.

Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «ARTWAY» — www.artwayspb.ru

Выходные данные СМИ «ARTWAY» : Свидетельство о регистрации СМИ выдано Роскомнадзором Эл №ФС77-50682 от 17.07.2012

Рейтинг - 16+