Главная О нас События Арт-Медиа Мысли Ку.Группа "А" Статьи Мы

ПАРТНЕРЫ

arkan
Grand Hotel Europe
Akademika
Кафе "Mesto"
Korovabar
Дегтярные Бани

Статьи

СОВРЕМЕННОМУ ИСКУССТВУ НУЖНА ПОДДЕРЖКА ГОСУДАРСТВА

 

В список 500 самых продаваемых современных художников,   опубликованном на прошлой неделе профильным ресурсом Artprice, попал лишь один россиянин — Семен Файбисович, занявший 480 место. При этом пять из десяти имен – китайские авторы. Отсутствие интеграции отечественной арт-сцены в мировую – следствие внутреннего хаоса, уверен петербургский художник Сергей Башкиров, с которым Firstnews обсудил галереи, покупателей и всепобеждающую любовь к IKEA.
 
- На Западе мода на современное искусство смыкается с финансовой востребованностью. Существует отлаженная инфраструктура, есть художники, которых можно смело называть звездами в той же степени, что и поп-артистов. В России тоже что-то происходит – выставки, премии, однако можно ли говорить о том, что это происходит по-настоящему, или это скорей, игры в арт-жизнь?
 
- У нас нет централизованной структуры продвижения, превращения художника в медиа-персону. В том же Китае арт-жизнь упорядочена инициативой сверху.Условно говоря, художников собирают и ставят перед фактом — мол, вы можете продавать свои работы только через галереи: напрямую, из мастерских — нельзя. Галереи, в свою очередь, вкладывают в художника деньги, время, силы, и художник растет.В России иначе, здесь миллион голодных художников — и полнейший хаос. Потенциальный покупатель приходит в галерею, смотрит цену на работу, и что он делает дальше? Он лезет в интернет, связывается с автором, и берет то, что ему приглянулось, без посредников. Причем художник может отдать работу за три копейки, тем самым подведя галериста.
 
- Но галереи все-таки существуют.
 
- Существуют, чаще всего, в убыток. Как бизнес-проекты сегодня — это единичные случаи, единичные.
 
- А перспективы? Они есть?
 
 
- Да, но, откровенно говоря, они в людях, а не в галерейном бизнесе как таковом. Придут правильные люди с деньгами и верными представлениями, все получится; не придут – ничего не выйдет.
 
Инвестиции в IKEA
 
- Вот условный бизнесмен, он — неважно почему, мотивацию опускаем — хочет приобрести некую работу. Спрашивает – сколько стоит, ему говорят — столько и столько. И вот вопрос — почему такая цена? Относительно чего она выставляется и как формируется? Ясно же, что этот бизнесмен-покупатель задаст себе и окружающим такие вопросы.
 
- Вопрос не в цене, но в реакции на озвученную сумму. А это напрямую зависит от информированности, способности ориентироваться. Покупатели, — те, о ком вы говорите — потихоньку начинают вникать. Это, знаете, все равно, что разбираться в вине, приятная денежная игра, статусная условность. Есть же некие уровни развития человека, правильно? Cначала он интересуется одеждой, затем учится разбираться в часах, сигарах, вине. То же с искусством. Оно, впрочем, в этом ряду пока что на периферии – вино все-таки занимает этих людей больше. Но всему свое время.Что касается подхода к цене. Принципиальная разница между поведением покупателя здесь и за границей в том, что наш хочет купить то, что потом сможет продать дороже. На Западе же люди могут купить то, что нравится, — причем чаще всего это действительно потом и стоит дороже. Российский «коллекционер» идет к неким людям, которые говорят ему – смотри, вот эта работа в ритейле стоит столько-то, и перспективы у нее такие-то. Одним словом, это, прежде всего, инвестиции.Кроме того, надо понимать, что звезд среди условно молодых художников в России нет. Соответственно, в новые имена покупатель системно не вкладывается. Могут прикупить раз от раза, но это не те вложения, которые можно назвать стабильными. Собственно, достаточно увидеть, как живут наши обеспеченные люди, что у них висит на стенах. Вы запросто обнаружите там репродукции из IKEA.
 
- Однако даже популярные глянцевые журналы активно пишут о современном искусстве, подавая его как часть модного, статусного образа жизни. Значит, можно предположить, что читатель этого глянца постепенно образовывается, и репродукции обязательно сменятся чем-то стоящим.
 
- Один нюанс. Условный читатель глянца не может позволить себе купить то, о чем читает. О ком пишут? Как правило, о суперзвездах; новых художников мы там не встретим. Поверхностный ликбез, в общем. Что в целом тоже неплохо, конечно.
 
- А меценатство, оно есть? Тот же «Гараж» Абрамовича и Жуковой, это же большой проект, работающий с современным артом…
 
- Опять же речь, как правило, не идет о молодых художниках. Серьезные покупатели хотят лакшери, им нужны имена, звезды. Не думаю, что меценатам, вкладывающимся в проекты типа «Гаража», интересно возиться с молодыми. Тут надо иметь ввиду, что стабильных авторов в принципе мало, а это тоже важно. В общем, вопросы есть как с одной стороны — художников, так и с другой, меценатов и галеристов. Их опасения можно понять: работаешь ты с автором, инвестируешь, а он потом сдает свои картины в два раза дешевле в обход галереи. Кому это понравится?
 
Художник сегодня в России – революционер
 
- Вернемся к идее организации процесса сверху. Как это, по-вашему, может выглядеть?
 
- Представим себе некое подобие Союза художников, только реорганизованного; консолидация — вот что необходимо для борьбы с хаосом в этой сфере.
 
- Но государство как управленец регулярно демонстрирует свою неэффективность.
 
 - Все зависит от личностей. Смотрите, как вырос уровень КХЛ: пришел Александр Иванович Медведев из «Газпрома», и все заработало. Или Владимир Абрамович Кехман — сделал же он Михайловский! Здесь главное, как я уже говорил, — чтобы пришли люди. Если есть возможность что-то построить, что-то конкретное, статусное, мало кто откажется. Интерес к делу никто не отменял, одним словом.
 
 - Я слабо представляю себе культурную госструктуру, работающую с кем-то типа Pussy Riot.
 
- В том и проблема, что люди типа Pussy Riot делают то, что они делают, именно потому, что не имеют поддержки. Им хочется быть услышанными, прежде всего, на Западе. Они, может, и умеют рисовать, но это никому не нужно. Что остается? Акции, гарантированно создающие резонанс. Вот и получается, что художник сегодня в России – революционер. Это вынужденная ситуация, которую можно — и нужно — выводить из отрицательной категории в положительную. Господдержка, проявление политической воли необходимы.
 
Искусство лечит
 
- Кроме живописи, вы издаете журнал Artway, занимаетесь арт-терапией. Что это и для чего?
 
 - Проект журнала – это следствие интереса к личностям, их мы и представляем на страницах Artway. Мы культурно просвещаем; у нас нет рекламы. Artway — это мой личностный рост, никак не бизнес. Что касается арт-терапии, это сродни психотерапии, только сам процесс, он нагляден. Ведь можно, как на обычном сеансе, просто высказаться, а можно – что-то сделать и обсудить потом. Человек проявляет себя через любое действие – будь то выбор красок, холста, сам рисунок. Если мы рисуем себя, то кто-то создаст портрет размером с монету, а кому-то и холста не хватит. Искусство, бесспорно, лечит. Ты должен понимать, что, рисуя, ты развиваешься личностно. Даже мои картины, они вначале были более темными.
 
 Текст: Игорь Кузьмичев

Создание сайта - iFrog

Создание сайта - iFrog

© 2011-2012 “ARTWAY”

e-mail: f-art8@mail.ru

Учредитель и главный редактор: Башкиров Сергей Геннадьевич, тел.:+79119704070

адрес: Санкт-Петербург

телефон: (981) 709-79-49

При полном или частичном использовании материалов ссылка на «ARTWAY» обязательна.

Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на сайт «ARTWAY» — www.artwayspb.ru

Выходные данные СМИ «ARTWAY» : Свидетельство о регистрации СМИ выдано Роскомнадзором Эл №ФС77-50682 от 17.07.2012

Рейтинг - 16+